Развитие товарной классификации зерна пшеницы в СССР и России

Экспорт и импорт зерна в царской России, СССР и России после 1991 г

Развитие товарной классификации зерна пшеницы в СССР и России

В 1891-1913 г.г. среднегодовое производство зерна в России составляло почти 75 млн. тн, что превышало среднегодовой урожай 1891-1900 г.г. более, чем в 1,5 раза. В эти годы 9% выращенного урожая экспортировалось, что позволяло опередить по объему экспорта других лидеров рынка зерна (США, Канаду и Аргентину) в 2,5-4 раза.

Статистика красноречиво показывает достижения царской России в производстве и экспорте зерна. Но свидетельства очевидцев заставляют задуматься о второй стороне вопроса, о которой статистика умалчивает.

А.Н Энгельгардт в 1880 г. обращал внимание на то, что Америка продает избыток зерна, а Россия экспортирует зерно, которого не хватает даже для питания детей. Для достижения россиянами уровня жизни американцев зерна нужно производить в 2 раза больше. Российскому мужику приходится не только питаться хлебом самого низкого качества, но и недоедать.

П. И. Лященко, занимавшийся вопросами экспорта зерна, заявлял, что железные дороги превратились в средство выжимания у мужика последнего пуда хлеба.

Министр финансов Вышеградский говорил о том. что непомерные объемы экспорта зерна привели в 1911 г. к голоданию 32 млн. крестьян, которые вынуждены были питаться лободой.

После октябрьской революции был взят курс на индустриализацию, для которой нужна была валюта для импорта оборудования.

Несмотря на разруху в стране, вызванную 1-ой мировой войной, революцией и гражданской войной, важнейшим источником поступления валюты оставалось зерно, которое в 1930-1931 г.г. экспортировалось в размерах, сравнимых с 1913 годом, в среднем 5 млн.

тн в год, и лишь массовый голод 1932-1933 г.г. вынудил сократить экспорт до 1,8 млн. тн, а в 1934 г. полностью его прекратить.

Насильственная коллективизация сельского хозяйства, а затем Отечественная война и разруха в послевоенные годы превратили СССР из крупнейшего экспортера в импортера зерна.

Индустриализация страны сопровождалась увеличением городского населения и ростом зарплаты индустриальных рабочих, потому спрос на хлеб возрастал. Но в довоенном 1940 г. государственные закупки зерна составили 35 млн. тн, а в 1953 г.

сократились до 30 млн. тн. Поступление необходимого количества валюты для восстановления народного хозяйства за счет экспорта зерна покрывалось по плану экспортом 4,8 млн. тн зерна, фактически СССР мог экспортировать только 3 млн.тн.

В связи с необходимостью увеличить производство зерна была принята программа освоения целинных земель в рискованной зоне Нечерноземья. Зависимость урожая на освоенных целинных землях зависела от погодных условий: до 1958 г. производство зерна резко возрастало, в 1963 г.

резко снизилось и составило 89% к уровню 1913 г. При этом доля сельского хозяйства в капвложениях в экономику постоянно увеличивается и в 1971-1980 г.г. достигает максимума 20%. Но рост производства зерна отстает от роста капвложений и составляет:- в 1966-1970 г.г. в среднем 150 млн.

тн;

– в 1971-1975 г.г. – 162 млн. тн;

– в 1976-1980 г.г. – 185 млн. тн;
– в 1981-1985 г.г. – 162 млн. тн;
При этом суммарные капвложения в сельское хозяйство в 1971-1985 г.г. составили 580 млрд. руб.

Зерновая проблема СССР усугубляется экспортом зерна в страны Восточной Европы, который в общем объеме с 1955 г. до 1963 г. составил 30 млн. тн. В то же время в 1963 г. СССР расходует 30% своего запаса золота на импорт зерна.

Сальдо торговли зерном, которое в 1962 г. составляло + 505 млн. долл., в 1990 г. составило – 4606 млн. долл. Таким образом, Россия, являвшаяся в 1913 г. лидером по экспорту зерна, в 1990 г. превратилась в лидера по импорту зерна, занимая в мировом импорте более 16%.

Восстановление экспорта зерна из России началось в 1994 г. Несмотря на шоковую терапию и череду кризисов экспорт зерна из рыночной России непрерывно, с эпизодическими исключениями, возрастал. Объем экспорта зерна составлял:- в 2001 г. – 5 млн. тн;- в 2002 г.

– более 7 млн. тн, войдя в десятку лидеров по экспорту пшеницы и ячменя;- в 2003 г. – 15,8 млн. тн, в 1,5 раза превысив рекорд 1913 г.;- в 2007 г. – 12,6 млн. тн, что составило 17,7% произведенного зерна;- в кризисные 2008-2009 г. – ежегодно 23 млн.

тн и соответственно 12,7% и 22,8% от производства;- в 2010 г., несмотря на запрет экспорта пшеницы, ячменя, ржи и кукурузы с августа месяца, – 21,4 млн. тн, что составляло 23% от производства;- в 2011 г.при снятии запрета на экспорт с 1.07 – 21,5 млн.

тн или 16% от производства;

– в 2012 г. – 27,7 млн. тн.

В 2020 г. по прогнозному плану развития экспорта зерна объем экспорта должен достигнуть 40 млн. тн.

Импортерами российского зерна являются 84 страны мира, среди которых лидируют по объему импорта Бахрейн, Египет и Сирия. Лидером среди компаний-экспортеров является OOO МЗК, на долю которого приходится 16,8% экспорта зерна. В структуре экспортируемого зерна наибольшая доля припадает на пшеницу.

Успехи России в развитии экспорта зерна сопровождались ростом теневого экспорта, дефицитом зерна на внутреннем рынке и ростом цен на хлеб. По сравнению с советским периодом Россия экспортирует зерна намного больше, но производит меньше.

Этот парадокс объясняется сокращением потребления хлеба из-за роста его цены и сокращением производства мяса и молока, на которое СССР затрачивал большую часть импорта зерна. Свободное предпринимательство в современной России предпочитает свободному производству свободную торговлю.

Отвечают ли интересам россиян поставленные рекорды по экспорту зерна, нужно судить не только по цифрам статистики, а и по их влиянию на жизненный уровень народа.

Page 3

Сельхозсоревнование: как Россия опередила СССР

Развитие товарной классификации зерна пшеницы в СССР и России

В 1957 году первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, выступая перед сельчанами, пообещал за три года «догнать и перегнать Америку» по производству мяса, молока и масла на душу населения.

Тот забег Советский Союз, увы, проиграл. На днях российский премьер-министр Дмитрий Медведев, заявив, что страна сама себя кормит, в пух и прах раскритиковал состояние сельского хозяйства в СССР.

Согласились с ним не все. Разбираемся.

Пояса затягивать не пришлось

Сельскохозяйственный оптимизм Дмитрий Медведев подкрепил следующими доводами, приведя в сравнение Советский Союз:

Мы смогли развить сельское хозяйство до такого уровня, что мы сами себя кормим. И не только кормим, но мы еще и поставляем зерно и целый ряд других продуктов на экспорт. Почему я об этом говорю? Нам иногда наши политические оппоненты говорят: вот какое было сельское хозяйство в советский период! Да какое было сельское хозяйство?! Еды не было! Медведев Дмитрий Анатольевич.

Что касается сегодняшней продовольственной составляющей, следует согласиться: дефицита продуктов нет в помине. Хотя в 2014 году, после введения западных санкций и в особенности ответных ограничений на ввоз продовольственных товаров, в ожидании «голодомора» напряглись не только обыватели, но и иные экономисты.

При изучении соотношения спроса и предложения цифры получались не в пользу производителей.

Специалисты перечисляли трудности, с которыми предстояло столкнуться России: долгая окупаемость инвестиций в сельскохозяйственную сферу, особенно в животноводство; очень дорогие кредиты из-за невнятной политики финансовых властей; невозможность пробиться с местным товаром в гипермаркеты; наконец, жадность производителей, посредников и продавцов.

Казалось, при таком раскладе народу придется опять вспоминать карточную систему и крепко затягивать пояса, забыв об импортном продовольственном изобилии. Однако вопреки паническим прогнозам худшего сценария не случилось: в магазинах полки ломятся, на рынках глаза разбегаются.
[quote align=»left»]

Зачем Россия перекрыла транзит украинских грузов в Казахстан и Киргизию?

[/quote] Правда, этот несомненный плюс разбивают сразу два минуса. Во-первых, продукты такие дорогие, что многие россияне могут на них лишь любоваться. Во-вторых, качество сыров, колбас и масел зачастую отвратительное.

Тем не менее, власть действительно сделала очень много, чтобы потребители не душились в очередях за едой, а отечественные сельхозпроизводители смогли воспользоваться политической ситуацией и занять рыночные ниши, о которых прежде и мечтать не смели.

Что касается качества продуктов, власть, похоже, перестала уповать на рынок, который, мол, должен все расставить по местам. На днях правительство обсудило «Стратегию повышения качества продукции до 2030 года», в которой намечено аж 12 направлений в этой работе.

Речь, подчеркнем, не о безопасности продовольствия — это само собой разумеется. Стратегия подразумевает меры, которые помогут сделать так, чтобы на прилавок попадали продукты вкусные и не наносящие вред организму.

Причем чиновники заверили, что ждать результатов почти пятнадцать лет не придется, ибо «реализация конкретных задач началась уже сегодня». Что ж, поживем — увидим.

Зерно уходит за валюту

Про продовольственный экспорт премьер говорил не только с предвыборной партийной трибуны, но и на рабочем совещании, опираясь на объективные данные. Еще раньше, в начале текущего года, иностранные СМИ писали о том, что Россия выходит в мировые лидеры по производству пшеницы, опережая Соединенные Штаты и Канаду.

А министр сельского хозяйства Александр Ткачев дал понять, что тенденция эта всерьез и надолго:

На сегодняшний день собрали уже 5 млн тонн. Планируем собрать 106 млн тонн зерна, а если погода будет к нам благосклонна, то эта цифра может вырасти — от 108 до 110 млн тонн […] К 2020 году производство зерна намечено увеличить до 120 млн тонн, что потребует расширения посевных площадей на 4,1 млн га. Ткачев Александр Николаевич.
[quote align=»right»]

Мимо кого потечет российский газ?

[/quote] По словам министра, экспорт зерна в нынешнем году превысил рекордные показатели прошлого сезона и составил 34 млн тонн зерна, в том числе 24,6 млн тонн пшеницы.

Помимо зерна валютную выручку стране принесла и торговля мясом, овощами. В минувшем году экспорт сельхозпродукции составил 20 миллиардов долларов. По расчетам минсельхоза, через пять лет эта цифра должна возрасти до 40 миллиардов.

Догнать и перегнать СССР

Однако так ли хороши дела в сельском хозяйстве сейчас и столь ли плохи они были в Советском Союзе? Утверждение Медведева о том, что «Советский Союз зерно закупал в огромных количествах», вызвало многочисленные объяснения и опровержения.

Оппоненты немедленно предъявили собственные доказательства в виде таблиц, иллюстрирующих статистические данные валового сбора зерна аж с 1913 года и вплоть до 2014-го. Надо признать, что рекордный советский урожай зерна 1978 года — 127,4 миллиона тонн, Российской Федерации пока переплюнуть не удалось.

Наш «потолок» на сегодняшний день — 108,2 миллиона тонн, собранных в 2008 году.

Правда, сравнивая урожаи СССР и России, необходимо помнить о разнице в размерах территории (больше 5 млн кв. километров), в том числе и сельскохозяйственных.

Критики премьер-министра также подкрепили свои аргументы в пользу советского производственного изобилия множеством графиков.

В частности, высказывается мнение, что зерно Россия активно экспортирует, так как оно не востребовано в своей стране из-за слабого развития животноводства.

Звучат даже обвинения, что на продажу за рубеж вывозят самые лучшие сорта пшеницы, а граждан России кормят фуражным зерном.

Наверняка в этих рассуждениях есть своя логика. Однако оперируя теми или иными цифрами сегодня, стоит узнать компетентное мнение политиков советских времен.

К примеру, в 1953 году Никита Хрущевтак описывал истинное положение дел в советском сельском хозяйстве:

Приведу некоторые цифры. В 1940 г. было заготовлено зерна 2225 миллионов пудов, а в 1953 году — лишь 1850 миллионов пудов… В то же время в связи со… значительным увеличением городского населения и ростом реальной заработной платы из года в год увеличивается расход хлебопродуктов. Никита Сергеевич Хрущев.

А вот более поздние слова Юрия Андропова по воспоминаниям Г. Шахназарова:

В Политбюро крепнет убеждение, что всю нашу хозяйственную сферу нужно хорошенько встряхнуть. Особенно скверно с сельским хозяйством: нельзя же мириться дальше с тем, что страну не можем прокормить, из года в год приходится закупать все больше и больше зерна. Если так дальше пойдет, скоро вообще сядем на голодный паек. Юрий Владимирович Андропов.
[quote align=»left»]

Турция VS Крым: и соревноваться не о чем

[/quote] А Председатель Совета Министров Алексей Косыгин неоднократно обращался к начальнику Главтюменьнефтегаза В. Муравленко с просьбой примерно такого содержания: С хлебушком плохо – дай 3 миллиона тонн сверх плана.

И, наконец, первый секретарь Ленинградского обкома КПСС Борис Гидаспов описывает картинку с натуры:

Я утром еду на работу, смотрю на хвосты в сто, тысячу человек. И думаю: вот трахнет кто-нибудь по витрине, и в Ленинграде начнется контрреволюция. И мы не спасем страну. Борис Вениаминович Гидаспов.

Как идет работа над ошибками

О причинах, которые привели к гибели деревни, а вместе с ней и сельского хозяйства в СССР, сказано и написано немало. Однако вместо того, чтобы сладострастно копаться в ошибках прошлого, следует их, во-первых, проанализировать, а во-вторых, не допускать в будущем. Как же проводит работу над ошибками российское правительство?

Сейчас в стране сложились очень хорошие условия для того, чтобы поднимать сельское хозяйство. Власть, назвав эту отрасль драйвером экономики, вкладывает в ее развитие не по остаточному принципу, а полностью выполняя взятые на себя повышенные обязательства.

По словам Дмитрия Медведева, «на аграриях решили не экономить». Только в нынешнем году на поддержку агросектора выделено 215 миллиардов рублей.

Работа запланирована по всем направлениям:

  • Развитие тепличных хозяйств — в 2015 году введено в строй 170 га теплиц.
  • Производство мяса и мясопродуктов: «ножки Буша» больше не нужны, своей птицы хватает, как и свинины, а вот говядина пока в дефиците.
  • Молочная отрасль — уровень обеспеченности в прошлом году составил пока только 80%.
  • Использование удобрений — производим 18-20 миллионов тонн, а у себя используем лишь 15%.
  • Обновление сельскохозяйственной техники — в этом году решено закупить 20 тысяч единиц.
  • Развитие садоводства — для замещения импорта к 2020 году надо заложить 72 тысячи гектар.

Кроме того, сельчанам пообещали дешевые кредиты — по ставке не более 5% годовых.

По итогам 2015 года совокупный инвестиционный портфель в сельскохозяйственную сферу составил порядка 1,5 триллиона рублей.

Огромный интерес к российскому импортозамещению проявляют… иностранцы. В Липецкой области наш предприниматель с помощью французских специалистов открыл сыродельню — 15 сотрудников и 4 тысячи литров козьего молока в день.

Французский компаньон Николя Фен счастлив: 

«Это равно средней сыродельне во Франции. Неподалеку от меня есть шесть сыроделов. А по всей огромной России их почти нет. Потенциал — просто огромный!»
[quote align=»right»]

«Россия показывает фантастическую динамику»

[/quote] Конечно, на самом деле не все так безоблачно. Те же иностранцы опасаются инвестировать в сельхозпроизводство в складчину с россиянами, так как опасаются, что те потом могут осуществить рейдерский захват в худших традициях российского капитализма.

Местные предприниматели, набравшие долгов, тоже боятся: вдруг эмбарго снимут, тогда рынок наводнят импортные, более дешевые продукты и это грозит им разорением.

Да и в долгосрочную государственную поддержку сельчане не слишком верят: правительственные приоритеты внезапно могут измениться, и тогда они вновь останутся один на один с трудностями.

Но в нынешней ситуации государство прикладывает немало усилий для того, чтобы развеять сомнения сельхозпроизводителей. Тема продуктовой безопасности страны воспринимается как ключевая на самом высоком уровне.

На «прямой линии» президент Владимир Путин не без удовлетворения отметил первые положительные результаты:

Крестьяне в широком смысле этого слова набирают обороты и по молоку, и по мясу, и по фруктам и овощам, по переработке большая программа поддержки, мы будем ее, безусловно, исполнять. Путин Владимир Владимирович.

Реальное и полноценное оказание такой поддержки властями на всех уровнях вместе с успешной работой крестьян и фермеров могут позволить России с такими колоссальными сельскохозяйственными ресурсами стать настоящей житницей планеты. Может быть, это и сделать одной из главных задач современной России вместо того, чтобы устраивать перепалки с собственным прошлым?

 Дмитрий Пскезин

Зри в семя: почему селекция в РФ отстает от мировой и что с этим делать :: РБК Тренды

Развитие товарной классификации зерна пшеницы в СССР и России

Урожай сельхозкультур и качество конечных продуктов сильно зависят от достижений селекции. Почему в России сеют в основном импортные семена и как это исправить, выяснили эксперты из ВШЭ и ФАС

В 2018 году ученые из Омского государственного аграрного университета вывели сорт пшеницы «Сова» с фиолетовыми зернами. Она содержит много антиоксидантов и богата антоцианами, которые придают зернам необычный цвет и помогают бороться с воспалительными процессами. Новый сорт устойчив к засухе и вредителям и не требует обработки химикатами.

Над выведением «Совы» исследователи работали около десяти лет. После трехлетних испытаний ее внесут в государственный реестр, ожидают селекционеры.

Всего в реестре сортов, допущенных к использованию на территории России, около 25 тыс. наименований. Но в промышленных масштабах используется только малая часть. При этом пшеница — единственная из ключевых сельхозкультур, производство которой опирается на разработки российских селекционеров.

По другим культурам ситуация совсем другая. За 2009-19 годы в российском АПК резко выросла доля семян зарубежной селекции, выяснили авторы исследовательского проекта «Селекция 2.0».

Его подготовили эксперты из Института права и развития ВШЭ-Сколково, Международного центра конкурентного права и политики ВШЭ-Сколково и Центра технологического трансфера НИУ ВШЭ при поддержке Федеральной антимонопольной службы.

Основные выводы доклада представили на круглом столе в «Российской газете».

По данным исследователей, доля иностранной селекции по кукурузе за последние десять лет увеличилась с 37 до 58%, по подсолнечнику — с 53% до 73%. Выше всего показатель по сахарной свекле: 98% площадей засеяно зарубежными сортами.

«Если ничего не менять, пшеница с высокой вероятностью повторит траекторию развития других культур», — прогнозируют авторы доклада. По их словам, пока глобальные компании мало вкладывались в биотехнологическую селекцию пшеницы: у этой культуры сложный геном, который ученые расшифровали только в 2018 году.

Но теперь селекционные программы по пшеницы будут обновляться. Это может поставить под угрозу в том числе позиции РФ как экспортера зерновых, предостерегают участники рынка.

Эдуард Зернин, предправления Союза экспортеров зерна:

«Россия держит лидерство на мировом рынке пшеницы в условиях жесткой конкурентной борьбы.

И хотя некоторые страны — вчерашние лидеры — сфокусировали свое производство на более маржинальных культурах (в первую очередь, сое и кукурузе), мы чувствуем серьезное давление со стороны Австралии, особенно на рынках Юго-Восточной Азии, а также Аргентины. Обе страны имеют благоприятное расположение, которое в условиях глобального изменения климата начинает играть критическую роль.

Более того, в 2020 году Аргентина первой в мире одобрила коммерческое производство засухоустойчивой генно-модифицированной пшеницы. Это может привести к революционному переделу рынка, если Аргентина сможет существенно нарастить объемы производства и снизить себестоимость. Крупнейшие мировые потребители озабочены скорее ценой, чем качеством закупаемого зерна.

К слову, Китай, крупнейший производитель пшеницы в мире, недавно принял решение в направлении индустриального применения биотехнологий в селекции растений. Похоже, в долгосрочной перспективе коммерческая адаптация ГМО-культур станет главной угрозой нашим лидирующим позициям на мировом рынке пшеницы».

Чем российские семена хуже

Средний возраст российских сортов на рынке — 10-20 лет, подсчитали авторы доклада. Это вдвое больше, чем у сортов зарубежной селекции, которые используются в России. В итоге отечественные семена часто проигрывают по своим характеристикам.

За последние пару десятилетий в мире практически завершился переход от экстенсивной к интенсивной модели земледелия. Теперь растение рассматривается как технологичный биореактор, который перерабатывает в сельскохозяйственную продукцию все ресурсы, вносимые в почву. А селекционеры каждый год создают новые сорта, выполняющие эту задачу все более эффективно.

Семена сильно влияют на урожай, в том числе за счет «отзывчивости» сорта к удобрениям, пестицидам и другим агротехнологиям.

Сегодня урожайность российской пшеницы более чем вдвое отстает от показателей Канады, Китая и стран Европы — прежде всего, по темпам роста, показало исследование ВШЭ и ФАС.

Лидером рейтинга по итогам опроса аграриев о яровой пшенице оказался «Тризо» немецкой компании DSV — один из немногих иностранных сортов, допущенных на рынок РФ.

В российской селекционной науке дела обстоят не лучшим образом, признают авторы доклада. Активность и цитируемость научных организаций из России в области современных биотехнологий растений составляет меньше 1% от того же показателя США или Китая. Диссертаций по теме защищается все меньше, в профильных организациях не хватает кадров, а в вузах — современных образовательных программ.

Тем не менее, достижения отечественной селекции нельзя недооценивать, говорит академик РАН, директор Федерального научного центра кормопроизводства и агроэкологии имени В.Р.

Вильямса Владимир Косолапов. В России есть научные школы легендарных ученых, напоминает он.

И именно семенами, выведенными российскими НИИ, засевается 87% площадей озимой пшеницы и 92% площадей овса, а по рису и гречихе — 100%.

Как селекционеры остались без денег

проблема состоит в том, что в России селекционеры слабо связаны с рынком, считают исследователи из ВШЭ и ФАС. А схема возврата денег в селекцию и семеноводство, по их словам, «и вовсе не функционирует».

Когда речь идет о семенах гибридов, вопрос решается естественным путем. Урожайность и качество таких семян теряются при пересеве. То есть сельхозпроизводители не могут получить их самостоятельно.

Поэтому селекционеры контролируют цены на семена своих сортов, и они соответствуют вкладу в стоимость конечной продукции.

Например, в производстве рапса и кукурузы на семена приходится 25-30% операционных расходов.

С негибридными сортами сложнее. Такие семена можно воспроизводить практически бесконтрольно. У селекционеров нет рычагов, чтобы на это повлиять — и сельхозпроизводители, и семенные компании могут получить продукцию без их участия. В итоге доля негибридных семян в операционных расходах намного ниже. К примеру, для пшеницы она составляет всего 10-15%, и лишь малая часть доходит до селекции.

Мировые отраслевые тренды дополнительно осложняют ситуацию. После череды слияний и поглощений глобальные игроки стали активно предлагать пакетные решения для сельхозпроизводителей. Семена продают вместе с агрохимией и подключением к цифровым платформам. В результате любые сторонние разработки оказываются несовместимы с продукцией компаний, доминирующих на рынке.

Вдобавок ко всему размер роялти, которые получают российские селекционеры, заметно ниже, чем в других странах. По экспертным оценкам, они составляют 0,016% против 2% на зарубежных рынках.

Основным источником средств для селекции остаются прямые государственные субсидии для профильных госучреждений, большинство которых плохо адаптированы к рынку.

«Мы слышим много критики в адрес научно-исследовательских институтов, но бизнес не спешит вступать во взаимодействие с наукой.

Здесь тоже есть проблемы, работу не получается выстраивать эффективно», — объясняет ситуацию директор Самарского научно-исследовательского института сельского хозяйства им. Н. М. Тулайкова Сергей Шевченко.

По его мнению, «новые экономические формы» должны развиваться, но при этом важно бережно отнестись к селекционной работе институтов, которая выстраивалась много десятилетий.

Вугар Багиров, директор Департамента координации деятельности организаций в сфере сельскохозяйственных наук Министерства науки и высшего образования РФ:

«Доктрина продовольственной безопасности устанавливает, что к 2030 году мы должны обеспечить семенами 75% потребностей российских производителей.

Более тесные связи науки с реальным сектором экономики, с бизнесом — это единственная возможность для развития селекции сегодня. Других альтернативных вариантов у нас нет.

Мы готовы к агрессивной наступательной работе, чтобы выводить селекционные достижения на мировой рынок.

Национальный проект «Наука» предусматривает создание пяти агробиотехнопарков, которые будут распространять селекционные достижения и передовые биотехнологии в регионах.

Для этих целей создаются 35 селекционных семеноводческих центров, предусматривается их финансирование в размере 3,5 млрд руб. И, конечно, нормативно-правовое поле отрасли требует обновления».

Где взять средства

Объем инвестиций в отрасль сегодня примерно в 10 раз ниже той стоимости, которая может потенциально создаваться на этом этапе, выяснили авторы «Селекции 2.0».

«Мы находимся в ситуации, когда для качественного скачка вперед в области селекции российским участникам рынка недостаточно государственных денег, которые институты получают в виде субсидий, дотаций, госзаданий и так далее», — считает директор Центра технологического трансфера НИУ ВШЭ Михаил Харченко. Он подчеркивает, что объем такого финансирования не сравним с инвестициями транснациональных компаний в НИОКР.

По словам эксперта, у российской селекции остается два возможных источника финансирования — коммерческий и инвестиционный. Но частные инвестиционные деньги не придут в селекцию, пока не ясна схема монетизации. Значит, необходимо проработать бизнес-модели селекции и коммерческого заработка в этой сфере.

«Источником коммерческих денег может быть только товарный рынок, — продолжает Харченко.

 — Для сортовых и гибридных культур существуют разные подходы, но смысл сводится к перераспределению доходов товаропроизводителей в пользу селекционеров и семеноводов.

Как мы видим на примере пшеницы, даже 1% от рынка товарной продукции даст 7-8 млрд руб. российскому селекционеру в виде роялти и лицензионных платежей, а по подсолнечнику — 2-3 млрд руб.»

Чтобы решить проблемы селекции, не нужно множить государственные структуры, согласен консультант гендиректора по семеноводству группы «Продимекс» Дмитрий Балков.

«Мы можем работать в той системе, которая есть.

Но главное, чтобы специалисты в прикладной селекционной науке понимали, что их главная цель — это зарабатывать деньги, а не просто выводить новые сорта «для галочки», — уверен эксперт.

Как развивать отрасль

Авторы «Селекции 2.0» уверены, что положение дел в индустрии угрожает превращением России в «мировую грядку» — центр низкомаржинального, экономически нестабильного и экологически вредного производства, которое глубоко зависит от государственных субсидий. И чтобы этого избежать, селекции и семеноводству нужна структурная трансформация.

Примером нового подхода к развитию отрасли, ориентированного на повышение конкурентоспособности российского агросектора, стало предписание ФАС России по сделке слияния Bayer-Monsanto. Регулятор согласовал слияние, но выставил Bayer ряд условий.

Агрогиганта обязали безвозмедно передать российским аграриям генетический материал и технологии для вывода собственных сортов и гибридов и провести тренинги для получателей.

При поддержке Bayer также был создан учебно-научный центр биотехнологии растений для обучения передовым селекционным методам.

Выполнение предписания контролирует специально созданный для этих целей на базе «Вышки» Центр технологического трансфера. Одним из специальных проектов Центра, реализованных совместно с партнерами, стала «Селекция 2.0».

Авторы проекта предложили десять основных шагов, которые должны обеспечить селекционеров инвестициями, а сельское хозяйство — отечественными семенами. Речь в первую очередь о переводе отрасли на рыночные рельсы.

Помочь развитию сильных компаний из частного сектора — самый очевидный путь, чтобы преодолеть зависимость от иностранных сортов и гибридов, полагает помощник премьер-министра России и бывший глава ФАС Игорь Артемьев. «Только такие игроки имеют шанс выдержать конкуренцию с зарубежными поставщиками, которые все чаще предлагают не просто генетический материал (семена), а готовые пакетные решения», — отмечает Артемьев.

Господдержку нужно направить на создание «вертикально-интегрированных национальных лидеров», говорится в докладе. Такие компании не только будут заниматься селекцией и семеноводством, но смогут продавать собственные пакетные решения — так же, как это делают глобальные игроки.

Кроме того, авторы исследования предлагают создать несколько междисциплинарных образовательных центров для подготовки селекционеров, биотехнологов и биоинформатиков. А также переориентировать научные учреждения на потребности бизнеса, сформировать собственную базу данных генетических коллекций, разработать новые программы и принять единую стратегию селекции на срок до 2030 года.

Вдобавок понадобится обновить нормативное поле по целому ряду направлений — от защиты прав интеллектуальной собственности до трекинга семенного материала на рынке.

Алексей Иванов, директор Института права и развития ВШЭ-Сколково, директор Антимонопольного центра БРИКС:

«Одна из фундаментальных проблем, которую мы выявили в ходе исследования — это отсутствие нормально работающей рыночной цепочки в селекционно-семеноводческой отрасли нашей страны.

Мы видим, что государственные НИИ, являющиеся, например, держателями патентов в отношении ключевых сортов пшеницы, получают в общей сложности в год порядка 120 млн руб. роялти, при том, что товарной пшеницы у нас выращивают на 800 млрд руб.

Этот аномально низкий размер лицензионных отчислений, перераспределяемых от производителей селекционерам, объясняется, в числе прочего, низкой включенностью государственных учреждений в рынок, что в целом нормально для постсоветских научных организаций.

Но прикладная селекция — это давно не наука. Это технологический бизнес, который должен работать в рыночной конкурентной логике, динамично улавливать спрос со стороны аграриев. ГосНИИ — это не лучшая форма для такой работы».

Подпишитесь на наш «Зеленый» канал в Telegram. Публикуем свежие исследования, эко-новости и советы, которые помогут жить, не вредя природе.

Государственный стандарт пшеницы

Развитие товарной классификации зерна пшеницы в СССР и России

Пшеницу в сельском хозяйстве разделяют на настоящую или селекционную, дикую или полбу. И дикая, и селекционная пшеница подразделяются по типу на твердую и мягкую. Каждая порода и подвид злаков имеет свои характеристики, химические и физические свойства зерна. Чтобы упорядочить показатели зерновых культур в России разработаны государственные стандарты для каждого типа злака.

Виды пшеницы

Настоящая пшеница упругая и гибкая, с крепким стеблем и колосом. При обмолоте цветочные пленки отделяются от зерна быстро. Полба отличается хрупкой и ломкой соломиной, плотной структурой: при обмолоте пленки почти неотделимы от семени.

И селекционные, и дикие сорта подразделяют по качеству зерна, включая английскую и польскую пшеницу, на твердые и мягкие. Твердое зерно от мягкого отличается химическим составом, биохимическими свойствами и хлебопекарными качествами.

ГОСТы пшеничных семян, разработанные еще при СССР, постоянно пересматриваются и дополняются, чтобы соответствовать реальному времени и следить за постоянными работами по улучшению культуры. Все изменения и нововведения публикуются в ежегодном указателе национальных стандартов.

Действующий ГОСТ Р52554-2006 «Пшеница. Технические условия» дает рекомендации по ее выращиванию.

Основные положения стандарта описывают также внутренние типы, различающиеся по натуральным признакам. Значения классов пшеницы необходимы для определения и утверждения технологических и пищевых, товарных свойств. По изменяющимся показателям, таким как стекловидность или влажность семян, определяют подтипы культуры.

Классификация зерна

Классы пшеницы определяют по наихудшему значению после сортировки, очистки и просушки семян. В ГОСТе 93-53-90 предусмотрена товарная классификация культуры, которая характеризуется мукомольными и хлебопекарными свойствами

Для мягких сортов существует еще и условный 6 класс. Разделение по качеству и химическому составу необходимо для улучшения выработки муки и крупы с хорошим выходом.Классификация пшеницы в России предусматривает 5 классов для твердых сортов.

Мягкую пшеницу высшего и первых двух классов называют сильной и используют для выпечки сортов хлеба, для улучшения муки из слабого зерна.

Если показатели пшеницы 3 класса выдают содержание клейковины выше 23%, то ее используют для выработки сортовой муки без примесей более сильных сортов. Пшеница 4 класс — это слабый по химическим и хлебопекарным свойствам злак.

Мука из такого зерна обязательно требует добавления сильных сортов. Пшеница 5 класс — зерно, предназначенное для непродовольственных целей (корм скоту, производство кормов или переработка на глюкозу и т.д.).

2-4 классс твердой пшеницы определяют как мягкую 4 класса, если количество примеси семян других растений (в т.ч. и злаковых) выше 15%.

С 1995 года зерно 4 класса разделили на 2 дополнительные группы. Связано это с плохой урожайностью и кризисом в сельском хозяйстве. К первой группе относят семена с уровнем клейковины от 21 до 33%.

Такие семена используют для производства сортовой муки.

Вторая группа включает пшеничные семена с клейковиной от 18 до 21%, которые используют как фураж или для производства муки с добавлением сильных сортов.

Твердая пшеница больше используется для производства макаронных изделий, десертов и элитных сортов хлеба. Мягкая — для хлеба и хлебобулочных, кондитерских изделий.

Типы пшеницы

Существующие 5 типов пшеницы различаются:

  • Цветом: в зависимости от типа семена бывают от белого, то коричнево-красного оттенка;
  • Ботаническим подтипом.

Первые 4 вида имеют свои подвиды, включающие пшеничные семена, схожие оттенком и стекловидностью. Классификация зерна по натуральным признакам типов и подтипов также выделяет 5 групп. К 1 группе относят мягкую яровую пшеницу со стекловидностью:

  • Более 75% — зерно имеет темно-красную середину;
  • От 60 до 75% — середина семян красная;
  • До 60 от 40% — середина зерна бледно-красная;
  • Ниже 40% — середина с желтым оттенком.

2 группа яровой пшеницы включает 2 подтипа:

  1. Со стекловидностью свыше 70% и насыщенно-янтарной консистенцией;
  2. С янтарной и светло-янтарной консистенцией. Показатель стекловидности не регламентирован.

К 3 группе относятся все подтипы мягкой краснозерной озимой пшеницы, и для нее применяются те же характеристики, что и для 1 группы. 4 группа включает озимые сорта с белым цветом плодовой оболочки. 5 группа — только твердые озимые сорта.

В случаях, если уборка проводится раньше срока или при неправильном хранении, зерно может менять цвет. Это явление называется «обесцвеченность мучнистых зерен».

Качество зерна пшеницы

В соответствии с действующим ГОСТОм 13586,3-83 отбор проб зерна для оценки качества зерна производится из партии во время погрузки или разгрузки. Здоровое зерно пшеницы без плесени, следов грибка и спор, бактерий.

Оно цельное, без сколов, трещин и других механических повреждений. Имеет ровную и гладкую поверхность цвета, соответствующего типу. Запах у пшеничных семян насыщенно-хлебный, без кислых, горьковатых или химических ноток.

Основной показатель, характеризующий классности зерна пшеницы и его пищевую ценность — протеин. Его содержание зависит от породы и вида злака, может доходить до 23%. Протеином богаче твердые сорта, а наибольшее количество белка содержат семена 1 класса. Минимум определен в 14%. Для 5 класса минимальное содержание белка — 10%.

В хлебопекарной отрасли большое значение имеет содержание клейковины. Она определяет упругость, эластичность и вкусовые качества хлеба. Для контроля клейковины применяют показатель ее массовой доли в зерне. Минимальное количество устанавливается только для первых 3 классов пшеницы.

Для мягких сортов первого класса содержание клейковины — не ниже 32%, 2 класс пшеницы должен иметь не менее 28%, 3 — не менее 23%. Показатели для твердых сортов: 28%, 25% и 22% соответственно.

Для 5 класса пшеницы как твердых, так и мягких пород уровень клейковины должен быть не менее 18%.

Стекловидность зерна влияет на мукомольные качества: выход муки высшего сорта и ее крупообразующие способности. По результатам анализа консистенции эндосперма пшеницу относят к стекловидной, частично стекловидной или мучнистой.

Определение стекловидности подробно прописано в ГОСТе 10987-76. Он содержит перечень необходимо для анализа оборудования, дан точный вес навески — 50 г, максимальный показатель влажности — 17% и два метода проведения процедуры.

Стекловидность определяют либо при помощи диафаноскопа, либо ручным способом.

За эталонный цвет каждого класса используется цвет здорового зерна типа или подтипа. Для первых четырех классов при определенных условиях допустима обесцвечиваемость первой степени. Фуражная пшеница не имеет регламентированного параметра цвета семян.

Для определения величины семян используется стандарт — масса 1000 зерен. Показатель зависит от величины семян, стадии зрелости и выполненности. Массу рассчитывают по ГОСТу 10842-89.

Показатель влажности связан с химическим составом: чем меньше в семенах воды, тем выше концентрация питательных веществ и пищевая ценность продукта. Влажность зерна определяется ГОСТом 29027.

Метод определения влажности зерна состоит из отбора навески, ее обезвоживании и взвешивании до и после просушки. Дополнительно могут быть использованы влагомеры.

Эти приборы способны определить влажность семени в диапазоне от 5 до 40%, а погрешность составляет менее 1,5%.

Состав зерновой партии

Пшеничные семена каждого сорта могут содержать примеси других сортовых видов. Для первых 4 классов яровой культуры мягких сортов установлен уровень примесей не более 5%, для 5 класса — до 15%. Для твердых яровых сортов установленный максимум — 5%. Если биологических растительных загрязнений больше, то пшеницу относят к смеси зерновых видов и указывают процентный состав каждого злака.

К основным семенам первых 4 классов относят цельные и поврежденные зерна, а также часть разбитых или изъеденных. Характер и размер повреждений зерна не влияет на его отношение к культурной или сорной примеси. В пшенице 5 класса допустимо наличие бобовых семян, не входящих в группу сорных примесей.

В сорную примесь входят:

  • Минеральная примесь: комочки земли, галька,;
  • Частицы растений, семена;
  • Потемневшие и пустые пшеничные зерна;
  • Споры головни, вязеля, спорыньи и т.д.;
  • Фузариозные семена.

Допустимый процент сорной примеси для первых 4 классов — не более 2. Для пятого класса — не более 5%. Не допускает зараженность пшеницы насекомыми, кроме клещей (но не выше второй степени). По санитарным требованиям недопустимо наличие в пшеничном сырье даже минимального количества пестицидов.

Контроль установлен за гексахпорциклогексаном, ДДТ и их меболитами. Для каждой партии должен быть выписан сертификат с обязательным указанием содержания не только токсинов, но и микотоксинов, пестицидов. Допустимое количество пестицидов по ГОСТу 13586.

1: метаболиты ДДТ — до 0,05 мг/кг, изомеры ГХЦГ — до 0,2 мг/кг.

Хранение и транспортировка

При перевозке и хранении учитывают состояние злака:

  • Влажность: сухость до 14%, средняя сухость — до 15,5%, влажное — до 17%, сырое — свыше 17%;
  • Сорная примесь: чистое зерно — менее 1% примесей, средней чистоты — до 3% примеси, свыше 3% — засоренное зерно.

При хранении необходимо обеспечить пшеничные семена защитой от вредителей — клещей, насекомых, мышей, птиц.

Для борьбы с вредителями используется комплекс физических и механических мер: термическая обработка сырья, использование химических препаратов, звуковых или механических ловушек.

Вредители зернохранилищ, в соответствии с санитарными нормами, обнаруживаются по механическому повреждению зерна, помету, запаху и прочим следам жизнедеятельности. Поврежденное зерно не соответствует стандарту и подлежит утилизации.

Качество пшеницы зависит от химических показателей и типа, влияет на хлебопекарные свойства муки и последующий вкус готово продукта.

Определение состава семян пшеницы происходит в лабораторных условиях при помощи специального анализа. По его результатам партию относят к одному из классов. Правила приемки и методы последующей обработки регулируются федеральным законом и прописаны в соответствующем ГОСТе.

Состояние пшеницы, поступившей на хранение или переработку, должно отвечать нормам: семена не должны содержать вредные примеси и зараженность грибками и бактериями.

Цвет, запах, вес и массовая доля влаги обязательно должны быть в допустимых стандартом пределах.

Если по одному из критериев зерно не соответствует стандарту — пробу отправляют на дополнительную проверку, по результатам которой принимают решение об утилизации или допуске к переработке.

Ваш садовод
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: